Фред Занин – живой классик эпохи парикмахеров и поваров

Фред Занин / Фото: Ксения Иванова

Очень часто, оставляя без должного внимания талантливых авторов, живущих с нами в одно время, потом, когда их творческая активность начинает иссякать, мы разводим руками: мол, как можно было их не замечать, они же гениальны. Именно таким тихим гением современности «в непризнании» можно без преувеличения назвать Фреда Занина – мультиинструменталиста, музыканта мирового уровня, пишущего свои уникальные и прозрачные композиции на стыке лаунжа, городского фолка и неоклассики.

В середине нулевых Фред ярко засветился в медийной сфере со своим альбомом «Карамель-Фуги». Точнее, засветился его коллективный проект «ГОРНЪ» («Государственный Оркестр Русского Народа»), в котором играли разные музыканты из известных российских рок-групп, но все прекрасно понимали, что главный там именно Занин. Многие известные издания – от «Комсомольской правды» до журнала Playboy – рассыпались в хвалебных рецензиях. И было за что: музыка Фреда Занина легка, ненавязчива, великолепно аранжирована и в то же время очень оригинальна, по-хорошему гротескна, а самое главное – видимых аналогов в мировой музыкальной практике ей не найдёшь. Что удивляло в этой музыке, так это мощный позитив, который и сейчас является крайне редким явлением. С тех пор утекло много воды, Фред Занин сольно и со своим «ГОРНЪом» выпустил девять инструментальных альбомов высочайшего уровня, но при этом, даже будучи человеком, весьма уважаемым в среде профессиональных музыкантов, он по-прежнему зарабатывает на жизнь выступлениями в ресторанах, а никак не своей авторской музыкой. Ситуация, вроде бы, обыденная. Но есть в ней что-то очень несправедливое. Преступно несправедливое. Слишком велик талант музыканта и его реальная значимость в искусстве и культуре.

– Фред, сегодня в нашей стране ты известен и почитаем лишь в узких музыкальных кругах, хотя когда-то я видел рецензии на твой альбом «Карамель-Фуги» в самых известных глянцевых изданиях, таких как GQ, и эфиры центральных телеканалов с твоим участием. В последнее время ты как будто ушёл в тень, несмотря на то что регулярно выпускаешь свои альбомы. Почему так происходит? Прокомментируй.

– Альбом «Карамель-Фуги» действительно собрал очень хорошую прессу и с этой точки зрения был успешным. Но впоследствии я распустил «ГОРНЪ», поскольку хотел работать как композитор, настаивал именно на своих решениях, а в таком большом коллективе (к тому моменту количество участников достигло пятнадцати человек) это практически невозможно. Нужно общаться с музыкантами, принимать во внимание их мысли, желания. А я хотел, чтобы было именно так, как я считаю нужным. Поэтому сейчас я занимаюсь музыкой сам. Мне так удобно.

– В составе «ГОРНЪа» играли известные музыканты…

– Да, действительно. Это были прекрасные музыканты из самых разных коллективов Питера, вплоть до «ДДТ». Я до сих пор поддерживаю с ними связь и приглашаю на запись. Но вновь собирать живой, концертирующий коллектив для меня очень трудно. Я повторюсь, для того, чтобы руководить группой, нужно быть прежде всего талантливым организатором, а я себя таковым не считаю. Я в первую очередь музыкант и композитор.

Роман Матыцин / Фото: Ксения Иванова

– Ты занимаешься именно инструментальной музыкой, при прослушивании которой реально впадаешь в шок от того, насколько она конкурентоспособна и «нестыдна» в мировом контексте, насколько опережает нынешнее время. И ещё один важный нюанс: твоя музыка невероятно жизнеутверждающа для нынешнего музыкального ландшафта, полного нарочитого негатива. Это твоя личная позиция – делать такую несвоевременную музыку, или ты считаешь, что она действительно сейчас имеет своего слушателя?

– Я отдаю себе отчёт (без ложной скромности), что такую музыку вообще мало кто в мире делает. Я хочу сказать не о том, что она очень хороша (оценивать её – не моё дело), а о самой её сути. Она не относится ни к джазу, ни к электронной музыке. Джаз – импровизация, электронную музыку можно делать на кухне, а то, чем занимаюсь я, не вписывается ни в какие рамки. Я называю это музыкой свободы, за которую мне приходится очень дорого платить. То есть когда, например, заходишь в iTunes, то видишь, что там всё поделено на стилистические секторы. И я со своими произведениями не вписываюсь ни в один из них. Хотя многие известные люди отзываются о моей музыке комплиментарно.

– Кто, если не секрет?

– Журналисты, критики, другие музыканты. Если ты хочешь услышать конкретные имена, то они, поверь, сегодня не так уж и важны. Какие-либо авторитеты ни на кого уже не действуют, особенно если говорить о молодёжи. Сейчас люди относятся к искусству совершенно потребительски. Они хотят, чтобы их обслуживали. Их интересуют только собственные ощущения, находящиеся в рамках именно их восприятия. Поэтому никто ни к чьим словам прислушиваться не желает, все хотят слышать лишь себя.

– Хорошо, давай вернёмся к твоей музыке. Если всё-таки попытаться дать ей какое-либо из принятых названий, как ты думаешь, что это может быть? По мне, так то, что ты делаешь, – это самая настоящая неоклассика, только в новом, более лёгком, прочтении.

– Я просто выражаю то, что из меня выходит. А как это называть – дело тех, кто оценивает. Нравится тебе понятие «неоклассика» – да ради бога, называй так. Я тебе доверяю.

– Может, имеет смысл заходить в какую либо нишу? Сейчас ведь вся музыка поделена на нишевые лейблы, помимо мейнстрима, и каждый может найти там своё место.

– Я ведь уже говорил, что я музыкант и композитор. Моё дело – сочинять и исполнять музыку. Продвигать её должны другие люди. И несмотря на то что мои ранние работы имели успех, те люди, которые могли бы что-то сделать в плане продвижения, говорят мне: «Мы не знаем как». Я ещё раз хочу сделать акцент на том, что сейчас в этой сфере основной тренд – музыканты-стилисты. То есть обслуживающий персонал. Музыкант по своей значимости сравнялся с парикмахером, официантом, визажистом, поваром и так далее. Я ни в коем случае не хочу обидеть представителей этих профессий, но это так. Сейчас не время для творцов. Сейчас время «принеси-подай-обслужи». А насчёт лейблов – я бы с удовольствием выпустил свою музыку, скажем, на лейбле 4AD. Но об этом приходится только мечтать.

– Скажи, а что мешает одновременно обслуживать и создавать в студии свою музыку?

– Я так и делаю, во всяком случае, стараюсь так делать. Я играю в ресторанах, я играю везде, где «меня заказывают». Но дело в том, что сейчас на этом поприще такие, как я, много не зарабатывают. Нет, на жизнь мне хватает, конечно. Но не покидает ощущение, что очень много времени уходит впустую. А из меня просто прёт музыка, большая такая музыка. Вот в чём проблема. Я не музыкант-стилист, у меня это не получается.

– А где ты размещаешь свою музыку?

– Да где угодно. На iTunes, на «Яндекс. Музыке», выпускаю на CD… Но проблема одна и та же: вроде бы мою музыку слушают (есть соответствующие показатели этого), но она не является мейнстримом. Поэтому она не так востребована, как мейнстрим.

– Так чего же ты хочешь? Сейчас такое время, такая музыка.

– Я это прекрасно понимаю, но уходить со своей, так сказать, музыкальной платформы не собираюсь. Просто хотелось бы, чтобы моя музыка лучше доходила до людей. Но у меня альбомное мышление. А это в нынешнее время большая проблема для раскрутки и продвижения. Я делаю музыку достаточно долго, я её прокручиваю в голове, много работаю, одним словом.

– Я знаю, что тебе доводилось писать музыку к фильмам. Расскажи об этом опыте.

– Это был не полный метр – сериалы. Да, в телевизоре моя музыка звучит (правда, в основном не полностью, а урывками, как это сейчас часто бывает). Но сказать, что у меня в этом направлении «всё сложилось», я не могу. К тому же в этом жанре существует одна очень неприятная вещь: бывает, ты очень долго делаешь какую-либо работу для определённого фильма, а её потом элементарно не принимают. Но время-то уже потрачено…

– Скажи, а возможно ли для тебя пуститься в русло фолка? Мы ведь живём на Кубани. У нас богатейшие традиции фолковой песни.

– С великим удовольствием. Более того, я собираюсь выпустить такой альбом. Но, опять же, это должно быть не казённо. Это должен быть достаточно современный взгляд на подобную музыку.

– Фред, на сегодняшний день у тебя девять отличных альбомов, как минимум четыре из них освещались в большой прессе, но последние вещи, в связи с падением интереса к инструментальной музыке, остаются незамеченными. Не сомневаюсь, их оценят в дальнейшем и о тебе ещё будут писать. Но мы ведь живём здесь и сейчас, скажи, ты действительно хочешь продолжать заниматься этим делом и гнуть свою линию?

– А я ничего другого не умею. Более того, и не хочу уметь. Я буду двигаться своим курсом. Дела не так уж плохи, ремесло помогает. Так что, всё нормально.

– А «ГОРНЪ»? Ты правда не хотел бы собрать его снова и дать концерты?

– …Ну конечно, хотел бы. И вполне возможно, я так и сделаю в будущем, как только соберусь и найду в себе силы и необходимое желание. Но сейчас на первом месте – альбомы.

Беседовал Роман Матыцин

Подпишитесь на наши страницы в соцсетях и вы всегда будете в центре культурных событий:
Facebook    ВКонтакте    Instagram    Одноклассники

Last modified: 05.01.2019