Виктор Сорокин: «Нужно всё делать с любовью и без пафоса»

Виктор Сорокин

Виктор Сорокин

Заслуженный артист России Виктор Сорокин давно завоевал репутацию завзятого экспериментатора. И новая работа экс-солиста Кубанского казачьего хора её только укрепила. В вышедшем на минувшей неделе альбоме «Шли два брата» певец наглядно показал, что «модный» саунд может гармонично сочетается с традиционной основой. Об этом удивительном альянсе народной песни и современной музыки корреспондент «Городской афиши» Дмитрий Шутов и побеседовал с известным исполнителем.

 

Виктор Сорокин и Иван Лубягин

Виктор Сорокин и Иван Лубягин

– Виктор, ваш новый альбом основан на сочетании стилей. И порой создаётся впечатление, что это общемировой тренд – ломать жанровые границы. Как вы считаете, стилевые рамки действительно окончательно исчерпали себя?

– Вообще, это большая ответственность – прикреплять к народной песне, простите за тавтологию, чужеродный жанр. Но, как говорится, Америку мы не открыли. Это делали многие. Я же решился на этот эксперимент, желая выйти за пределы привычной «казачьей колеи». Сразу отмечу, что слова в песнях не менялись. То есть основа осталась той же. Мы лишь украсили композиции битами из иных стилей с целью притянуть более молодую аудиторию. Модные идеи выступают здесь в роли своеобразной приманки. Да, я отдаю себе отчёт в том, что критика может обрушиться с обеих сторон. Впрочем, без поражений нет побед, а без ошибок нет свершений. Собственно, мы и называем этот альбом «экспериментальным». Хочется показать публике своё новое лицо. Мы готовы быть битыми (улыбается). Я говорю «мы», поскольку над созданием этого «сборника» трудился не я один (я имею в виду своего соавтора и коллегу, артиста Кубанского казачьего хора Ивана Лубягина). А насчёт того, исчерпали ли себя стилевые рамки… Думаю, я не слишком компетентен в данном вопросе. Могу лишь процитировать классика: «Песни сочиняет народ, а мы их просто аранжируем».

Виктор Сорокин

– Давайте продолжим тему жанровой идентичности, но в несколько ином ключе. Насколько мне известно, при записи нового альбома вы сотрудничали с представителями иных фольклорных течений. В частности, из соседнего Казахстана. Можно ли сказать, что именно слияние народных жанров из разных культур наиболее красноречиво свидетельствует об эластичности стилей?

– На самом деле, если говорить о народных песнях, то таковых в альбоме всего три из девяти. Повторюсь, это – экспериментальная работа, и мы не настаиваем на том, что эти треки должны звучать именно так, а не иначе. Мы позволили поменять их форму, но, опять же, слова остались нетронутыми. Мы дополнили тексты рэперским речитативом Ивана Лубягина – он звучит между куплетами как раз этих трёх произведений. На мой взгляд, получилось удачно. А приживётся эта «история» или нет – покажет время. Остальные сочинения – авторские (они написаны на стихи Ивана Лубягина. – Ред.). Обработкой композиций занимался Юрий Пархоменко. Этот человек родился и вырос в Казахстане. Конечно, по национальности он русский, но формировался в другой среде. Это, безусловно, чувствуется – в наборе его инструментария, в его подходе и мышлении. Добавлю, что Юрию очень понравилась энергетика нашего региона. Вероятно, подобный альянс подразумевает некую эластичность. Как водится, чем дальше географически рождены друг от друга родители, тем красивее у них дети.

Виктор Сорокин

– Хотелось бы коснуться темы глобализации. Несмотря на то, что границы в нынешний момент частично закрыты, её влияние, в том числе на музыку, ощутимо. Как этот процесс сказывается на народном творчестве? Не ставит ли он под угрозу аутентику славянского фольклора?

– Естественно, ситуация с коронавирусом повлияла на всё и на всех. Артисты, музыканты – не исключение. Я истосковался по живым концертам и аплодисментам зрительного зала. Подлинные эмоции ты никогда не получишь через экран монитора. По моему мнению, это был жесточайший кризис. По сути, ты своё творчество вынужден был запирать в гаджет. Относительно глобализации: задача артиста – отстоять свой имидж, своё лицо, невзирая на сопутствующие процессы. Мой голос не изменился, никто его не исковеркал.

Виктор Сорокин

– Хорошо, давайте теперь немного поговорим о техническом прогрессе. Многие апологеты народного жанра всячески препятствуют проникновению в него новых элементов. А как вы считаете, вредят ли современные технологии историческому звучанию того или иного произведения?

– Как известно, есть фольклор аутентичный, а есть переосмысленный – художественный. Нельзя бытовые традиции просто так взять и вынести на сцену. Да, подобный формат встречается на отдельных фестивалях, но на концертах он не вполне уместен. Скажем, если в песне пятнадцать куплетов и каждый длится около минуты, то зритель не поймёт замысла и будет постоянно смотреть на часы. В том-то и дело, что разграничение тут очень чёткое. Я уже не могу считать себя приверженцем аутентичного фольклора. В моём репертуаре – композиции в обработках и в сокращённом формате. Выделено главное, дабы уложиться в определённый хронометраж. На сцене действуют законы времени. В девяносто минут нужно уместить лучшие сочинения и соответствующим образом выстроить программу. Следовательно, мы прибегаем и к барабанам, и к гитарам, чтобы заинтересовать аудиторию. Кто-то заметит, что здесь присутствует некий «обман», но иначе никак. Словом, и нас затронул прогресс. Даже в плане распространения информации. Наш альбом представлен на шестидесяти виртуальных площадках. Разумеется, здесь я вижу исключительно позитивные моменты. Ведь не так давно люди переписывали сборники с кассеты на кассету, а ещё раньше – передавали песни из уст в уста.

Виктор Сорокин

– Нельзя обойти стороной и вопрос о взаимоотношениях артиста с публикой. Мы уже выяснили, что вы испытываете определённый интерес к экспериментам. Но как вы строите диалог с аудиторией? Как понимаете, что поклонники дают вам карт-бланш или же ждут от вас чего-то традиционного?

– Вопрос очень интересный… Мне сейчас вспомнился мой первый сольный концерт вне Кубанского казачьего хора. Он состоялся в начале декабря 2018-го. Я невероятно волновался. Было ощущение, что я выхожу на плаху и меня сейчас будут казнить (сами понимаете – иной формат). Теперь я должен был держать зал в одиночку на протяжении полутора часов. Не понимал, как меня воспримут. Опасался, что меня могут освистать. Вылезли внутренние страхи и переживания. Между тем перелом случился именно тогда. Произошло новое знакомство Виктора Сорокина (уж извините, что в третьем лице) с публикой. В тот момент я будто заново родился. Осознал, что людям это действительно нужно. Я понял, что такие вот корневые изменения позволят мне обрести успех в сольной карьере (напомню, что на том концерте использовалось эстрадно-джазовое сопровождение). Полагаю, нужно просто всё делать с любовью и без пафоса. Не зря ведь говорят: будь проще – и люди к тебе потянутся.

Беседовал Дмитрий Шутов

Фото с официальной страницы Виктора Сорокина в ВК

Last modified: 20.08.2020