Голливуд сельского хозяйства

Материал статьи предназначен только для лиц старше 18 лет

Gunko Winery

Gunko Winery

За окном южная зима и разгар новогодних каникул. Безудержный праздничный карнавал идёт на спад, начинается период уютных и тихих вечеров. И вдруг нам подумалось, что настало время для тёплых воспоминаний о путешествиях и приключениях. Итак, погружение в атмосферу умиротворения и расслабления начинается…

Последний день лета. Палящее солнце заливает светом горы. Наша редакция поднимается по лесной дороге, навстречу гектарам виноградников и садов. Сегодня мы будем говорить о виноделии с Владимиром Гунько и Сергеем Коротковым – инвестором и энологом проекта Gunko Winery.

Площадь виноградника составляет 12,5 гектаров, из которых 8,5 – плодоносящие кусты. Из них делают вино, которое попадёт на столы тех, кто успеет его купить. Пока тираж небольшой – 50 000 бутылок в год. Линейку сортов поровну делят белые и красные вина. Первые – это Рислинг, Совиньон Блан и Шардоне, вторые – Мальбек, Мерло и Саперави. Сейчас добавляются два красных сорта – Пино Нуар и Каберне Фран.

 

Локация виноградника и винодельни

Gunko Winery

– Живописная местность, тишина и удалённость от шумных дорог создают атмосферу умиротворения. Как и почему было выбрано именно это место для возведения виноградника?

Владимир Гунько: Неподалёку от этого места я разбивал виноградник на 100 гектаров с моим итальянским партнёром Эудженио Сартори. Мы часто здесь ездили и приметили участок. Я взял его в 2011 году, три года потратил на очистку – выкорчёвку деревьев и кустарников. В 2014 году был посажен виноград. Южный склон и очень хорошая песчано-известняковая земля сделали своё дело, и в 2016 году мы получили первый урожай. Маркотхский хребет защищает участок от негативного влияния моря, создавая благоприятные климатические условия. От холодных степных ветров нас закрывают горы Саук-Дере. Ночью здесь холодно, днём – жарко. Под нами находится озеро с питьевой водой, которое питает корни достаточным количеством влаги. Это один из лучших участков в России.

 

Исторические вехи: границы Боспорского царства

Гунько виноградник

У этих земель богатая история – 2500 лет назад на них раскинулось величественное Боспорское царство. И греки уже тогда занимались виноделием. Напоминает ли здесь сегодня что-нибудь о древних поселениях?

Владимир Гунько: Изначально здесь было Синдское государство, с центром в Синдике (современная Анапа). Позже его захватили и колонизировали греки, переименовав столицу в Горгиппию. На территории нашего виноградника есть валы, возможно, это остатки пограничных крепостей. Вероятнее всего, именно здесь пролегали границы Боспорского царства, территория которого простиралась от города Баты, нынешнего Новороссийска, вдоль Крымска, Темрюка и далее к Керчи.

– Есть ли в вашем винограднике древние сорта?

Владимир Гунько: Когда мы готовили почку для виноградника, нашли на деревьях лозу. Было явно видно, что она благородная, и мы подумали, что нашли автохтон (вид, род или семейство – абориген. – Ред.). Отвезли в исследовательский институт, там её изучали на протяжении трёх лет. Выяснили, что это древний французский сорт Милон, его осталось совсем немного в долине Луары во Франции. К сожалению, лоза оказалась не автохтоном, но это подтвердило тот факт, что раньше здесь были виноградники, заброшенные после революции.

 

Профессия – винодел

Владимир Гунько

Владимир Гунько

Как вы пришли к идее о своём винном производстве?

Владимир Гунько: Двенадцать лет назад я начал заниматься закладкой виноградников и садов, посадкой насаждений, поставкой необходимого оборудования. Ко мне обращались те, кто хотел начать вести винный бизнес. Со временем я сделал свой виноградник, который должен был служить образцом моей работы. В основном был высажен столовый виноград, реализация которого довольно сложна. С торговыми сетями наладить поставки трудно
из-за небольшого объёма, розничная продажа не имеет смысла из-за низкой стоимости продукта. Тогда мы из своего винограда сделали первое вино, это был Совиньон Блан. Виноделом выступил Алексей Толс- той (сооснователь «Усадьбы Маркотх». – Ред.). Результат нас впечатлил. Из маленького виноградника нам удалось сделать шикарное вино, терруар (совокупность почвенно-климатических факторов и особенных характеристик местности. – Ред.) оказался благоприятным для виноделия. Я понял, что выбрал неправильную стратегию, пришлось вносить коррективы. Тогда состоялось знакомство с Сергеем Коротковым, который был главным энологом «Мысхако». Днём он работал там, а ночью приезжал к нам и делал вино.

Расскажите, какие шаги были предприняты для достижения текущего результата?

Владимир Гунько: С Сергеем мы разработали новую стратегию. Убрали ненужные сорта, высадили необходимые. Переделали холодильник под винодельню, закупили оборудование и начали вести винный бизнес. Тогда Сергей перешёл ко мне на работу полностью. Мы разграничили зоны ответственности: я занимаюсь закладкой виноградников и инвестициями, Сергей – виноделием и агрономией.

Сергей, как вы пришли в профессию?

Сергей Коротков: Сильно сказываются традиции. Я занимаюсь вином уже в третьем поколении: моя бабушка была заведующей лабораторией в Дагестане, мама – заведующей дегустационным залом в Саук-Дере. Я вырос в Саук-Дере, там все связаны с заводом и вином.

 

О вине и винограде

Сергей Коротков

Сергей Коротков

В вашей линейке представлены моносортовые вина. Почему именно такое решение? И планируете ли вы расширять ассортимент?

Сергей Коротков: Наш терруар даёт возможность производить яркие моносортовые вина, и они понятны потребителю. Но мы не исключаем возможности создания купажных вин, сейчас работаем над игристыми. Мы расширим свою линейку со временем, сейчас у нас шесть постоянных вин, и седьмое периодическое – Саперави. Оно не всегда присутствует, так как этого сорта у нас мало в посадках. (Сегодня этого вина непосредственно у винодела нет в продаже, Саперави стоит в бочках и ждёт своего часа. – Ред.)

Чем обусловлен выбор сортов винограда?

Владимир Гунько: Мальбек пришёл сюда за мной из Аргентины. Я жил некоторое время там и успел полюбить этот сорт, Саперави – наш советский автохтон.

Сергей Коротков: Остальные сорта выбирались исходя из почвенно-климатических условий. Например, у нас нет Каберне Совиньон, поскольку здесь недостаточно солнца – он не будет вызревать. Зато у нас есть Каберне Фран и Пино Нуар. Они любят каменистую почву и не выносят гидростресс. Кроме того, нужно опираться на рынок. Высадка виноградника происходит не на один год, это перспектива примерно пятидесяти лет, поэтому здесь не место экспериментам. Нужно сделать правильный выбор сразу.

Gunko Winery

Владимир, расскажите о своём аргентинском опыте. Каковы особенности виноделия там? Есть ли сходство с нашей винной индустрией? Каковы различия?

Владимир Гунько: Сходства нет, а различия с нашей индустрией колоссальные. Начиная с высоты посадки виноградников и заканчивая почвенно-климатическими условиями. Там виноградники высаживаются на высоте 700–1200 метров над уровнем моря. (Виноградники Gunko Winery расположены на высоте 200 метров над уровнем моря. – Ред.) Виноград не поражён болезнями, если нет дождей. Кроме того, вулканические почвы создают благоприятные условия для получения высокой урожайности. Эти факторы способствуют низкой стоимости выращивания винограда и производства вина. Единственная сложность тех климатических условий заключается в отсутствии воды. Возникают большие трудности с поливом. Из-за высокой температуры и дефицита влаги кислотность снижается, повышается сахар, поэтому белые вина возможно произвести только с виноградников на максимальной высоте, с добавлением кислоты. Наши климатические условия позволяют производить вино с естественной кислотой.

Gunko Winery

Как человеку, который не является знатоком в вине, выбрать напиток? Что нужно знать, чтобы не стоять перед витриной с немым вопросом?

Сергей Коротков: Воспользоваться помощью кависта (специалист алкогольного магазина по подбору вина под вкус клиента. – Ред.). К сожалению, они редко рекомендуют местного производителя, потому что наши школы сомелье готовят в основном на импортном материале.

Владимир Гунько: Если говорить о российских винах, здесь поможет авторский винный гид Артура Саркисяна – там описаны лучшие отечественные малотиражные вина.

Создайте ассоциативный ряд с винами Gunko Winery

Совиньон Блан и Розе – жара, побережье, пляж.

Рислинг – летний вечер.

Шардоне – весна, поздняя осень.

Мальбек и Мерло – вечеринка с барбекю.

Саперави – большой праздник.

 

Особенности ведения винного бизнеса

Производство вина

– Виноделие – это бизнес или занятие для удовольствия?

Владимир Гунько: Всё, что не доходит до отметки миллион бутылок в год, – просто желание собственника что-то сделать в этом мире и влюблённость в винное дело, когда зажёгся и не гаснешь. Это большой чемодан без ручки, но очень классный. Кроме того, это целая культура, она облагораживает человека и общество. Возьмём даже пример моего виноградника: раньше здесь была куча мусора и заброшенная территория, теперь интересное место. Если мы сделаем больше таких локаций, наша страна станет красивее, и люди будут по-другому ко всему относиться.

Сергей Коротков: Всё-таки виноделие в наших масштабах – просто красиво, я бы назвал это Голливудом сельского хозяйства.

Владимир Гунько: А винный бизнес начинается с миллиона бутылок. Тогда можно сформировать планы и выйти на такой уровень прибыли, который позволит окупить вложения в течение двадцати лет. Если говорить о кубанских винодельнях, то к крупным производителям можно отнести «Фанагорию», «Кубань-Вино» и «Абрау-Дюрсо».

Можно ли сравнивать вино маленьких местных производителей с крупными игроками?

Владимир Гунько: Разумеется, это разные категории. Есть положительная динамика у гигантов с появлением конкуренции со стороны маленьких винных хозяйств. К сожалению, у нас в стране 80 % рынка потребления вина – это низший и средний сегмент, премиум составляет всего 10 %. Крупные концерны сейчас стараются достичь среднего сегмента (ранее они были сосредоточены на недорогих, хорошо продаваемых винах). Линейки класса премиум у них очень маленькие и составляют меньшее количество бутылок, чем у нас.

Производство вина

Несмотря на то, что виноделие у нас развивается, продукция маленьких производителей на витринах магазинов – большая редкость. Как вы выходите на рынок?

Владимир Гунько: Крупный производитель выходит в торговые сети за счёт большого объёма и низкой отгрузочной стоимости. Мы не можем себе этого позволить. В этом и состоит сложность. Сейчас нам удалось выйти в торговую сеть «О’Кей» (благодаря политике компании, поддерживающей маленького производителя), но на определённых условиях – всего несколько гипермаркетов и небольшой объём эксклюзивной поставки. Мы есть в «Магните», но всего в трёх гипермаркетах, потому что если они захотят расширить нашу линейку, у нас просто не хватит вина. И нужно понимать – если нет мощности на большое производство, делать в среднем сегменте нечего. Малый объём может выжить только за счёт производства премиум-линейки.

Сергей Коротков: Мы также есть в «Табрисе» – у них всего 13 торговых точек, поэтому наших объёмов хватает на их покрытие. В принципе 70 % нашей продукции реализуется через рестораны. Это работа с побережьем и сезонные продажи, но следует отметить, что это очень хорошие продажи.

 

Планы и перспективы

Gunko Winery

– Статистика показывает, что сейчас при выборе алкоголя покупатели отдают предпочтение вину, а не крепким напиткам. Вы эту тенденцию успели ощутить?

Владимир Гунько: Чем лучше живёт население, тем выше культура потребления алкогольных напитков. Возьмём, к примеру, Китай: двадцать лет назад там вообще никто не пил вино, сейчас рынок изменился, спрос растёт. Становится немодно напиваться. У людей появляется эстетика пития.

Сергей Коротков: Мы чувствуем эти изменения, даже с точки зрения ритейла. Если бы раньше нам кто-то сказал, что мы будем работать с «О’Кеем» или «Магнитом», мы бы просто посмеялись. А сейчас они сами к нам пришли и предложили сотрудничество. Мы видим, что потребление меняется, у нас продажи растут.

С чем вы связываете данную тенденцию?

Владимир Гунько: Возможно, с тем, что люди стали видеть какие-то перспективы развития для себя, если сравнить с периодом 1990-х – временем тотальной безнадёжности. Я не социолог, точных ответов не знаю, но вижу – что-то происходит. И это что-то – определённо хорошее.

Как вы думаете, развитие виноделия на Кубани в перспективе ближайших десяти-двадцати лет будет существенным?

Владимир Гунько: Думаю, что виноделие на Кубани будет развиваться. Сейчас у нас освоено 20–30 % хороших земель и есть куда расширяться. А главное – существует заинтересованность у тех людей, которые могут инвестировать в интересный проект. Просто зарабатывать деньги в определённый момент становится скучно. Появляется желание сделать что-то красивое. Можно, конечно, купить яхту, но это слишком просто.

Виноделие в цифрах

12,5 га – площадь виноградника

8,5 га – площадь плодоносящего виноградника

6 сортов винограда (из них по 3 сорта белого и красного)

11 сотрудников

65 т винограда в год

50 000 бутылок вина в год

50 000 кустов винограда

Каковы ваши планы на ближайшие годы?

Сергей Коротков: Мы стремимся к отметке в 10 000 бутылок в каждой линейке, что не всегда выходит. Это можно считать коммерческим объёмом с понятной стоимостью и затратами.

Владимир Гунько: Сейчас в наших планах – выйти на такой объём продукции, чтобы винодельня стала самоокупаемой. В настоящее время её финансирование происходит за счёт средств из других проектов. Хочется, чтобы дальнейшее развитие происходило на заработанные деньги. Мы существуем уже четвёртый год, и если бы не пандемия, уже вышли бы на уровень безубыточности. Мы возлагаем большие надежды на следующий год.

Сейчас нужно закончить работы на новой винодельне: монтаж оборудования, технологических помещений под те объёмы посадки, которые мы сделали. Уже засажено 12,5 гектаров, в планах досадить 3,5 гектара и занять этим всю территорию. Больше здесь виноградников не поместится. Под этот объём у нас должны быть запущены площади и оборудование. Кроме того, готовится запуск шампанского, для этого тоже необходимо приобрести оборудование. В ближайшие пять-десять лет планируем выход на производство 100 000 бутылок в год, это позволит нам получать прибыль и окупить винодельню в перспективе пятидесяти лет.

После достижения этой отметки будем думать о развитии агротуризма. Здесь уже подразумевается работа с ландшафтным дизайнером, развитие инфраструктуры – это самый дорогой этап. Но это уже перспектива десяти-двадцати лет.

Блиц инвестора и энолога

  • Красное или белое?

Сергей Коротков: Зависит от времени года и настроения.
Владимир Гунько: Отвечу так же.

  • Игристое или тихое?

Владимир Гунько: Игристое.
Сергей Коротков: Оба.

  • Местное или импортное?

Владимир Гунько: Я пью вино там, где оно производится. Даже в России я стал бы пить вино по регионам произрастания.
Сергей Коротков: Аналогично.

  • Топ-3 местных виноделен, кроме вашей?

Владимир Гунько:
«Усадьба Дивноморское»
«Имение Сикоры»
«Усадьба Маркотх»

Сергей Коротков:
«Гай-Кодзор»
«Усадьба Маркотх»
«Шумринка»
Всех объединяет небольшой объём и качество.

Валерия Денисенко

Фото Вадима Иванова и из личного архива Владимира Гунько

Материал впервые опубликован
в журнале «Городская афиша Краснодар»
(№ 4, 2020 г.)

 

Продукция, упомянутая в статье, произведена в Российской Федерации из выращенного на территории РФ винограда

Чрезмерное употребление

 

Last modified: 04.01.2021